Назад к списку

Ямы и ловушки на нелегком пути предпринимателя  


Интервью с Лилией Патрушевой

директором филиала Фонда поддержки молодежного предпринимательства «Агат» (г. Екатеринбург) 





За семь лет работы нам удалось получить желаемый результат. Это одно из качеств, умение добиваться результата, - оно как у предпринимателей ценно, так и у стартапов. 

Мы разделяем в Фонде понятия – предпринимательство и стартап.

Предпринимательство – это желание молодого человека (в возрасте от 17 до 35) создать свое дело и, самое главное, развить бизнес. Важно, когда они хотят и могут создавать бизнес, прислушиваясь к мнению других. Поэтому в Фонде развиты такие функции как менторство и наставничество. Люди более старшего возраста не всегда готовы прислушаться к чужим советам или чужой точке зрения.Стартап – это более короткий период жизни проекта. 

Стартап может быть запущен, а затем продан. Фонд поддерживает оба направления, однако, в большей степени, предпринимательство. Поскольку ключевая компетенция Фонда – это наставничество, то хочется, чтобы предприниматели занимались делом своей жизни долго, развивали его, выстраивали стратегию, бизнес-процессы. 


Иногда нам приходится отказывать соискателям… Совсем недавно отказали одному очень талантливому стартаперу потому что он подходит к проекту, скорее, как инвестор. Начиная свой бизнес, он сразу задумывается о продаже. В этом нет ничего плохого, но задача Фонда – помочь развить проекты в долгосрочной перспективе. Поэтому и создан институт наставничества. 

Есть разница между менторами и наставниками. 

Ментор – это эксперт, который обладает самыми разнообразными компетенциями, он эксперт, его мнение значимо, в особенности, для стартапов. Ментор помогает взглянуть на проект со стороны и увидеть многообразие вариантов. Это очень ценно. Запуская стартап, инициатор настолько влюблен в свое детище, что ему сложно оценить риски. Кроме этого, нужно еще и учитывать экономические показатели и уметь рассчитать точку невозврата, после которой нужно проект закрыть.Вспоминайте истории, когда компания открывает филиал, филиал нерентабельный. Компания «тащит» этот филиал на своем бюджете, а отказаться, закрыть этот филиал сложно. Поскольку очень много усилий было вложено до этого момента. Вот это ощущение, что нужно немного потерпеть, и случится счастье, мешает принимать решение о закрытии. Сложно осознать, что уже все, нужно закрывать, поскольку дальше идет только генерация убытков.И вот подсказать, помочь увидеть этот момент – это задача ментора. При этом очень важна личность ментора, его экспертность, авторитет. 

Плюс к этому, нужно понимать особенности самого предпринимателя, его характер, специфику, саму ситуацию. Поэтому советы необходимо давать с полным пониманием конкретики, свойств личности, последствий. То есть не только, какое решение будет наиболее эффективным, но и какой путь достижения лучше выбрать.То, что подходит одному человеку, может быть абсолютно неприемлемым для другого. Все предприниматели разные. Есть осторожные, медленно соображающие. Есть отрицающие любые советы. Есть те, кто ни за что не бросит своего партнера, а есть и те, для кого это в порядке вещей.И тут мы переходим к наставникам. 

Наставник – это тот человек, который готов не просто передавать свой опыт, показывать альтернативы, не просто способен размышлять вместе с предпринимателями, говорить о рисках… Но вместе с предпринимателем выбирает путь, который будет наиболее эффективным. То есть наставникам присуща индивидуализация рекомендаций. Менторы полезны на любом этапе проекта, как эксперты. Наставники особо важны в первые два года. 

В Фонде выбрали именно этот период по сопровождению предпринимателей. Таким образом, и ментор, и наставник – нужны предпринимателю и его проекту. 

Но ментор, это, скорее, про проект и его предметную область, а наставник ближе к предпринимателю и его личностным качествам. Ментор, в большей степени, помогает проекту, а наставник – предпринимателю. 

Немного подробнее про Фонд «Агат». У Фонда есть хорошее сочетание трех составляющих: 

  1. экспертиза бизнес-идей проектов и помощь в разработке бизнес-планов, более четком понимании целевой клиентской группы, конкурентного преимущества
  2. выделение кредита по ставке 8,5% на 2 года
  3. бизнес-наставничество. 

После первого этапа – уточнения окупаемости и точки безубыточности – часть проектов уже отсеивается. Когда молодые люди видят, что бизнес не принесет им желаемых доходов, у них сразу же теряется интерес. Фактически, из всех предпринимателей, которые обращаются в Фонд, на заседание экспертного комитета выходят всего 15%. Такая вот воронка. 

На втором этапе при выдаче кредита предпринимателям, Фонд не ставит перед собой – задачи заработать. Основная цель – научить предпринимателей работать с финансовыми институтами. Низкая ставка кредита, по сути, перекрывает инфляционный процент.

Третий этап, связанный с бизнес-наставничеством, это как раз и есть основная задача Фонда. 

Есть определенная статистика, связанная с тем, что стартапы, сопровождаемые менторами и/или наставниками, более устойчивы и успешны. Поскольку всегда есть, с кем посоветоваться. 

Есть, по крайней мере, три причины, по которым проекты сваливаются в «Долину Смерти»: 

  1. нехватка оборотных средств, 
  2. невозможность с кем-либо посоветоваться, глянуть на свой бизнес со стороны и отсутствие альтернативных вариантов развития,
  3. неумение перестроиться и сменить паттерн поведения с развитием бизнеса, т.е. тиражирование стиля управления стартапом на развивающийся бизнес. 

Отличия Фонда «Агат» от других институтов поддержки предпринимателей заключается в следующем: В Екатеринбурге есть две государственные структуры, которые оказывают схожие услуги: это – Екатеринбургский Центр поддержки предпринимателей и Свердловский областной Фонд поддержки предпринимателей (СОФПП). 

Задача Екатеринбургского Центра – объединять предпринимателей, консультировать, обучать, но не предоставлять кредиты. Скорее, это развитие компетенций предпринимателей. Иногда помощь в виде проведения маркетинговых исследований. Получается, что помощь оказывается в сфере образования, и нет никакой гарантии – запуска и развития стартапов. Есть содействие. Была еще попытка создать инвестиционную площадку, т.е. место встречи предпринимателей и инвесторов. 

Что касается СОФПП, то там есть такая функция, как предоставление кредитов, в том числе, на льготных условиях, а также ссуд. Все перечисленные структуры находятся в партнерских отношениях, сотрудничают. Здесь нет никакой конкуренции, а есть желание повысить предпринимательскую активность и содействовать повышению уровня предпринимательства в регионе. 

Есть и другие структуры – в УрФУ, есть БАУР (Бизнес-Ангелы Урала), Технопарки и прочие. Но это уже разговор в сторону инвесторов.Продолжая тему наставничества, они не имеют права участвовать в бизнесе или выступать в роли инвестора. Не должно быть конфликта интересов. Наставник должен быть объективным и независимым. Он может советовать, искать альтернативы, обсуждать риски, но не принимать решения за предпринимателя. Для наставников это непросто, т.к. есть желание подстраховать и сделать что-то вместо предпринимателя. Но так нельзя! Необходимо дать возможность предпринимателю получить его персональный опыт. 

У молодых предпринимателей бизнес-наставничество не очень востребовано по следующим причинам: часто кажется, что достаточно получить деньги, и потом все случится… и только через полгода, год предприниматели понимают цену наставничества и его пользу в выборе пути развития 

Есть критичные этапы: 

Примерно через год после начала, когда снижается уровень энтузиазма, а еще возможен дисбаланс между доходами и расходами. Если же все хорошо, то возможна проблема бурного роста и несоблюдения финансовой дисциплины или разрушения дружеских отношений из-за отсутствия четких договоренностей. Так называемая, «ловушка основателя» по Адизесу. И оказывается, что бизнес с друзьями вовсе не так хорош, как казалось в начале. Друзья перестают быть друзьями, и не все может строиться только на доверии, а нужно все-таки обсуждать. И еще основателям часто кажется, что стоит только создать бизнес, и тут же пойдут деньги. А на самом деле, придется работать во много раз больше – круглые сутки. Бессонные ночи обусловлены еще и тем, что предприниматель несет ответственность не только за себя и свой бизнес, но и за сотрудников, которых привлек. В качестве наемного менеджера ты думаешь только о себе и зоне своей ответственности, и, в крайнем случае, можешь поменять работодателя. 

Примерно через три года от начала проекта, с одной стороны, от успокоенности основателей, а с другой – из-за необходимости перехода на другой уровень. Бывают разногласия в способах распределения прибыли. Причем, если с прибылью ситуация не очень критична, то с убытками все гораздо сложнее. Об этом чаще всего на старте не думают. Хотя и с прибылью тоже могут возникнуть проблемы реинвестирования. Гораздо понятнее моментальный вывод денег и покупка материальных благ учредителями вместо развития бизнеса. И вместо расчетов и четкого ведения бухгалтерии происходит просто трата денег. И одно дело, когда денег мало, а другое, когда нужно делить прибыль или затраты, а договоренности никак не задокументированы. 

Да, малому и среднему бизнесу (МСБ) на старте предоставляются льготы, но они крайне незначительны. Малому бизнесу нужны деньги, оборотные средства. Но возможности их получить – стремятся к нулю. Несмотря на декларируемую господдержку МСБ, существующие бюрократические механизмы делают эту декларацию сложно осуществимой. Высок процент невозврата кредитов. И если еще два года назад ряд банков предоставляли кредиты, то сейчас – практически, нет. Это риски для государства. По статистике, 2-3 года назад процент невозврата достигал 30%. Именно с этим связаны ужесточения со стороны Центробанка. 

И продолжением жесткой политики является несение персональной ответственности за невыплату кредитов со стороны основателей и руководителей компании. Мало того, ответственность лежит еще и на членах их семей.Получается, что все эти препятствия существенно тормозят развитие предпринимательства. В регионе резко повысилось количество юридических компаний, информирующих начинающих предпринимателей об ответственности. 

С другой стороны, есть такие структуры, как Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), который предоставляет хорошую инфраструктуру – в части инкубатора и акселератора интернет-проектов. Сама система поддержки проектов на разных стадиях применима не только к интернет-проектам, поэтому достойна тиражирования именно как система поддержки стартапов и вывода их на определенный уровень доходности. С точки зрения обучения и информирования, система выстроена хорошо. Мало того, всегда можно найти инвесторов или организовать площадку для встречи стартапов и инвесторов. 

Казалось бы, есть и налоговые льготы. Однако, МСБ, в первую очередь нужны заемные или собственные средства. Часто топ-менеджеры, работая по найму, аккумулируют денежные средства для развития стартапов. Но этот путь недоступен для молодых предпринимателей. Говорят, что дух предпринимательства есть не более, чем у 3% людей. То есть это способность рискнуть. А эта терпимость к риску очень близка к мошенничеству. На старте работы Филиала Фонда – 7 лет назад уделялось особое внимание склонности к мошенничеству. Презентации претендентов просматривали физиономист, психолог, но до детектора лжи дело не дошло. Тогда еще не было бизнес-планов, использовались различные способы психологической оценки. Сейчас используются более серьезные и профессиональные способы – оценка компетенций, расчет бизнес-планов, консультации наставников. 

Возвращаясь к личности наставников, Фонд привлекает людей, которые одновременно являются собственниками и управленцами в своем бизнесе. Нужно, чтобы наставник хорошо чувствовал реальность. Собственник может быть оторван от управления. Часто наставник владеет несколькими бизнесами. Хорошо, когда его компетенции межотраслевые. И важно, чтобы был опыт не только открытия успешного бизнеса, но и закрытия неуспешного. За время существования Фонд накопил свой опыт управления рисками стартапов и развития бизнеса. И это крайне полезно, т.к. предприниматели, зачастую, не задаются вопросом «what-if» - «а что, если…», не прогнозируют, не готовят запасные сценарии или надеются на чудо, и что «как-нибудь выкрутятся». И оценка рисков – это одна из тем обсуждения экспертного комитета. 

И еще есть одна ловушка. Предпринимателям нравится статус предпринимателя. Хочется иметь дорогой офис, атрибуты руководителя, внешний антураж. Но тут важно понимать, сможет ли предприниматель себе позволить такие расходы при условии планируемых доходов. Считается неприличным выглядеть дешево. Хотя здесь явно перепутаны причина и следствие. Часто бывает, что проект уходит в убыток, когда он ведется «не по средствам». Предпринимателю необходимо понимать такие понятия, как: кассовые разрывы, ликвидность, устойчивость… Как он будет отвечать по своим обязательствам. Надо понимать, какой суммой собственных средств человек готов рискнуть.   

Спасибо Лилии за содержаельное интервью и советы предпринимателям!

Яндекс.Метрика