Назад к списку

Образовательный Марш-бросок в Будущее… Памятка преподавателям  

Мы все ругаем систему образования! 

Мы упрекаем ее в былой славе, сравниваем с заграницей, предлагаем локальные улучшения. 

Но они, скорее, ухудшают общую картину, делая обучение фрагментарным, бессистемным, и не интересным, несмотря на наличие активных форм. 

Мы все точно знаем, как надо! И все равно не довольны… 

Кому-то не хватает харизмы тренера и скучно слушать теорию…Кому-то, наоборот, нужно ободрение и заряд энергии, а содержание не важно!Кто-то пришел решать проблему и отточить определенный навык, А для кого-то семинар или тренинг – возможность встретиться с нужными людьми, и все остальное не важно!Странно, когда начинают сравнивать тренинги, семинары, деловые игры, конференции и другие самые разнообразные форматы… Удивительно, когда собирается «стенка-на-стенку» с обсуждениями «тренинги – вред или польза?» 

В последнее время дискуссия набирает обороты, но она беспочвенна и бесперспективна. Нельзя сравнивать несравнимые вещи.А давайте вначале договоримся о понятиях и зададим некую канву и классификацию. 

Попробуем разделить потребности по двум принципам: форма и содержание. Легкая, коммуникативная форма и понятное содержание – это, скорее, область психологии, коучинга, тренингов личностного роста. Легкая форма и серьезное содержание – это область сессий, проектов, деловых игр. Серьезная форма и легкое содержание могут относиться к семинарам, лекциям, мастер-классам. А тяжелая форма и серьезное содержание, скорее, относятся – к конференциям, симпозиумам. 


В чем секрет успешного тренинга? А мы его и не найдем. Поскольку каждому потребителю нужен разный акцент, формат, соотношение формы и содержания. Не случайно мы делимся на интравертов и экстравертов; визуалов, аудиалов, кинестетиков и дигиталов. А если сюда еще добавить ситуативность, важность и срочность проблемы, степень ответственности и другие характеристики, то мы получим бессчетное число сочетаний, которое характеризуется просто формулой: на всех не угодишь.Как бы то ни было, в любом случае, у слушателей есть определенные ожидания, новые технологии, доступность контента и множество продуктов-заменителей, которых не было раньше. 

И все говорят о том, что образовательные программы должны включать в себя новые подходы, и они смогут носить гордое имя:

  • Проблемный (Problem-Oriented) курс,
  • Проектно-ориентированный (Project-Oriented),
  • Перевернутый (Flipped Learning),
  • Смешанный (Blended Learning),
  • Обучающий действием (Learning-By-Doing),
  • Геймифицированный (Gamification),
  • С интерактивными методами (Interactive),
  • Вытягивающими технологиями обучения (Pull&Push), 
  • Наставничеством, менторингом, консультированием, ассессментом. 

А что кроется за этими терминами? И используем ли мы их на 100%, чтобы иметь дело с новой моделью обучения? 

В курсе мы обсуждаем проблемы. Проблематику дисциплины, ее противоречия в определениях, историю развития. Основную проблему – что существующие методы не подходят, а новых – еще не придумали. Делает ли это наш курс проблемным? Нет! В диссертационных работах этот шаг делается для оценки актуальности исследований. А в курсе – демонстрирует слушателям многогранность и внутренние противоречия. Помогает ли это им в решении их конкретных проблем? Нет! 

В рамках курса предусмотрен проект. Каждый слушатель должен выполнить задание по определенному алгоритму на примере своей ситуации. Делает ли это наш курс проектно-ориентированным? Нет! Потому что из всего цикла управления проектом присутствует всего лишь элемент планирования, да и то – по заданному алгоритму и в отсутствие команды. 

Вся теория выдана списком литературы, а в классе проводятся игры, презентации, обсуждения. Является ли курс перевернутым? В некотором смысле да. Но есть ли у нас уверенность, что нужная литература будет прочитана, и перед занятиями слушатели готовятся и читают? И не подменяем ли мы, таким образом, обучение – развлечением? 

Хорошо! Список литературы не выдаем, но снимаем видеоролики и пересказываем теоретические аспекты максимально бодрым голосом. А в классе все так же продолжаем использовать интерактив? Можем ли вести речь о смешанном обучении? Скорее, да. Но! Где гарантия, что визуалы и кинестетики будут слушать «говорящую голову», даже очень энергичную? 

А как мы понимаем «обучение действием»? Даем инструкцию для выполнения проекта, пишем Методические указания по выполнению заданий и так далее. И следующий вопрос: а чему обучаем? Писать документы? А где же действия?Новое слово в обучении – геймификация. В курс добавляются персонажи, рисуются комиксы, придумываются бонусы, рейтинги, задания… И здесь тоже есть две крайности: игра как развлечение, и бонусы по результатам выполнения заданий. А задания, зачастую, друг с другом никак не связаны, не ясно, как связаны с общей логикой курса и вообще могут быть тестами, проверяющими усвоение теории. Мы, правда, считаем, что это интересно нашим слушателям? И мы их не заставляем в рамках игры угадывать правильные ответы. Интересно, а какой навык мы при этом развиваем? 

Щедро добавляем к нашему курсу – интерактив. В интернете можно найти самые разные игры, разминки, кейсы. Мы с удовольствием используем «мозговые штурмы» и презентации, решаем кейсы и не даем систему, не формируем умение классифицировать и систематизировать, слабо связываем с идеей и логикой курса. А еще используем «чужие» кейсы и говорим любимую фразу всех времен и народов, что «правильных ответов нет». 

Набирающие популярность методы фасилитации и модерации, тотальная визуализация, несомненно, привносят атмосферности в ход занятий. Но форма всегда вторична! А методы должны подстраиваться под цели и сюжет, а не наоборот. А вот еще скетчинг – рисование в ходе занятий. Да, весело! Да, наглядно и можно сфотографировать! Но ведь это же чужая логика, чужие акценты… Где гарантия, что художник верно передал мысль преподавателя? 

И вот такой результат мы пытаемся оценить. Знания – тестами! Умения – выполнением заданий по известному алгоритму. Навыки – оценкой проекта. Вернее, его планом. Что из этого пригодится в реальной жизни? А как только появляются известные алгоритмы и схожие задачи, начинается борьба с плагиатом. Слабые знания объясняются плохой посещаемостью. И начинается отслеживание процесса, а не результата… 

Итого! Мы уверены, что наши образовательные курсы полностью соответствуют лучшим мировым практикам, но мы глубоко заблуждаемся… Косметический «ремонт» курса не меняет его принципиально. Он все так же скучноват, далек от реальности, не мотивирует и не развивает. Хотя и развлекает. 

А надо ведь браться совсем с другой стороны! 

Первое, что нужно сделать, это понять реальные проблемы в своей сфере. Причем не теоретические, а практические. Попытаться их сгруппировать и выстроить в причинно-следственной карте проблемного поля. И мы получим последовательность решения проблем. Реальных, деятельностных проблем. Конечно, выиграют практики, которые сталкивались с этим лично, понимают симптомы и проявления. Теоретикам уже на этом этапе придется сложно. 

Что такое последовательность решения проблем – это некая дорожная карта, и собственно проект. То есть в ходе всего курса мы будем последовательно работать над проектом. Желательно, найти реальный, а не виртуальный объект – предприятие, отдел, руководителя, которого как раз эти проблемы и касаются. 

Считайте, что мы нашли «цепочку ценности» курса, которая переводится в последовательность шагов, которые нужно сделать. Алгоритм понятен, но его нужно реализовать, а для этого потребуются реальные проектные команды из числа слушателей, которым нужно дать полную свободу действий и определить лишь точки контроля. Они будут заинтересованы в эффективных способах коммуникаций, проектной деятельности. 

Вот эти взаимодействия и нужно оставить в очном формате. А все остальное – вывести в офф-лайн. Какую роль при этом выполняет преподаватель? В очном формате ему потребуются методы организации проектной работы, но не для того чтобы делать вместо слушателей, а делать вместе с ними. И, по возможности, научить модерации и фасилитации, умению вести переговоры, самостоятельно планировать ход проекта и корректировать общий сюжет прохождения курса. 

При таком подходе в курсе появляются реальные, живые проблемы, настоящие кейсы, сценарии решения, отсутствие «правильных ответов» и приобретение грандиозного опыта реальной деятельности. 

А куда же делась теория? А она есть… Ее много, она плохо структурирована, но ее можно найти. И вот тут – следующая технология – самостоятельный поиск нужной информации, систематизация и структурирование. Вот тут преподаватель может помочь советами, а может также подключиться к поиску нужных решений и приобрести полезные навыки участия в проекте, смены ролей, пополнению своей копилки кейсов, книжек и прочего. Важно включаться на этапах разбора полетов, подведения итогов, обобщения, систематизации. Теоретические вопросы – в качестве техподдержки. Клипово? Нет! Зависит от квалификации преподавателя. 

А уж если в конце курса удастся выйти на обобщения и ограничения применимости, перечень концепций и сборку терминов – хорошо. А если вынести этот этап в качестве контрольного, и затребовать отчет по проекту? А сам отчет представить реальному носителю проблемы? Вообще супер. 

Что касается оценки. Реализация проекта предполагает вполне измеримый результат. Дополнительно – члены команды могут оценить вклад каждого, его полезность, компетентность и много чего еще… Ну, и, собственно, носитель проблемы – также может оценить решение и дать толковую обратную связь. Экзамены? А зачем? Тесты? А про что? Информация пополняется, меняется. Важен не навык копирования из интернета, а умение найти нужную, обработать и использовать. А вот и рейтинги

А вот и смена роли преподавателя и уровня его вовлеченности. Его доступности – и не только по телефону и по электронной почте, а в Skype, Viber, Facebook и прочих. Это его способность быстро отвечать и быть членом команды этого увлекательного проекта под названием «курс». 

От контроля – к координации, от оценки – к сотрудничеству, от недоступности – к соучастию. 

От иерархии «учитель – ученик» - к взаимному обучению и взаимодействию. 

От закрытости – к нетворкингу! В соцсетях, конференциях, профессиональных сообществах, клубах, советах выпускников и прочих. 

И дааааа! Продвижение курса, поиск ресурсов и партнеров, экспертов и заказчиков, продающие названия и PR. И это тоже задача преподавателя, предпринимателя в сфере образования.Самая большая проблема – отчетность перед вузом, Минобразования, контрольными органами. С одной стороны, они приветствуют все самые модные современные слова, но вместе с тем – должно быть деление на лекции и практики, модель компетенций, привязанная к оценочным процедурам, список литературы не старше 5 лет, учебная программа на n-листах и прочее… 

Все ли смогут? Нет. 

Всем ли нужно? Нет. 

Возвращаемся к началу статьи. Всегда будут разные задачи, разные типы восприятия, разные ситуации и цели.Резюме. Есть давно существующая, консервативная, «стандартизованная» модель обучения. Она хорошо работает в неизменных условиях тотального спроса на однотипных специалистов. А условия изменились, и нужны совсем другие. Гибкие, умеющие думать, адаптивные, разнообразные. И чтобы эта модель заработала, нужны условия. Совсем другие критерии и показатели, переход от контроля процессов и ресурсов – к независимой оценке результата. 

Но это уже совсем другая история…  

Яндекс.Метрика